спотыкаясь о прошлое...

Я пристроился на краешке большой кровати. Сижу и вглядываюсь в
лицо худой изможденной чудовищной болезнью женщины, пытаясь отыскать
знакомые с детства родные черты матери. Но всё тщетно. Женщина эта мне незнакома.
Да и меня она не узнаёт. Её померкшие глаза глядят на окружающий мир, пытаясь понять, а, может, и осмыслить происходящее.




Иной раз их взгляд останавливается и на мне, но не
задерживается, а устремляется к открытому настежь окну, будто бы там она
сможет увидеть то, что доступно лишь её взору.



Мне кажется, что я уже целую вечность неподвижно сижу на
кровати и держу в своей руке её ссохшуюся руку. Рядом со мной лежит
старый семейный фотоальбом, которым я хотел заинтересовать мать. Но она и
по фотографиям, как ранее по мне, скользит невидящим взглядом. Всё то,
что когда-то в той другой, теперь недоступной ей жизни, радовало,
волновало, составляло ценность, сейчас оказалось ничего не значащим мусором.
Для неё, но не для меня.
Я
всматриваюсь в знакомые лица. Отыскиваю себя. И вспоминаю те счастливые
мгновения, которые можно по достоинству оценить лишь в день
сегодняшний…


 


 



... Одну фотографию я рассматриваю дольше
других. Стараюсь повернуть альбом так, чтобы этот снимок увидала и мама.
Но она по-прежнему смотрит в окно.
… Праздник! Первомай! Я держу маму за руку. Она молода, весела и нежна со мной.
Моя
мама нарядно одета. И мой спортивный костюм с вышитым олимпийским
медведем на груди, и огромные воздушные шары , и её незаурядная
внешность привлекают взоры прохожих. Мама смеётся радостно и задорно. Ей
нравится выделяться. Ведь она молода и красива…
Вот сейчас, когда я
сижу подле матери, мне кажется, что я помню тот солнечный день,
запечатлённый неизвестным фотографом. Вряд ли это так. Слишком мал я был
тогда. Но мне приятно видеть маму молодой и счастливой...


 


 



Сердце больно сжимается в груди, и я с силой захлопываю альбом. Ни
я, ни эта изнеможенная женщина, которую я по-прежнему называю мамой, мы
оба, не можем любоваться старыми фотографиями. И для каждого из нас это
непосильный труд...
Но во мне всё ещё теплится надежда хоть чем-то привлечь материнское внимание.
И я опять, в который уже раз, пытаюсь пробиться к ней сквозь пелену беспамятства.



Даже слегка встряхиваю податливое ничего не весящее тело. Но все мои попытки тщетны. Старая женщина глядит вдаль.
И по-прежнему, - цвета морской волны глаза, лишь изредка тускло следят
за моими движениями. Мне боязно оставаться рядом, но и уйти, покинуть её
- нет мочи…
И тогда я громким шёпотом, в надежде на то, что она меня всё же услышит, прошу её в очередной раз:
- Мама, вернись...


@темы: на конечной...